bg
Покажите на карте, где находится костел Святого Симеона и Святой Елены (Красный костел)?
Покажите на карте, где находится Дворец Пусловских?
Покажите на карте, где находится собор Святого Франциска Ксаверия (Фарный костел)?
Покажите на карте, где находится Свято-Никольский женский монастырь?
Покажите на карте, где находится Костел Святой Троицы (Гервяты)?
Покажите на карте, где находится Музей-усадьба Михаила Клеофаса Огинского?
Покажите на карте, где находится дворец Румянцевых и Паскевичей?
Покажите на карте, где находится усадебно-парковый комплекс «Лошица» (Лошицкий парк)?
Покажите на карте, где находится Свято-Борисо-Глебская Коложская церковь?
Покажите на карте, где находится музей-усадьба Ильи Репина «Здравнево»?
Покажите на карте, где находится Лидский замок?
Покажите на карте, где находится Каменецкая башня?
Попробовать еще?
Костёл Святого Симеона и Святой Елены

Костел Святого Симеона и Святой Елены

Костел святых Симеона и Елены, как его еще называют, Красный костел, — один из главных архитектурных символов города. Построенный в начале ХХ века на окраине Минска, к середине столетия он оказался на главной площади столицы.

История Красного костела грустная, трагичная и романтичная одновременно. Помещик, видный государственный деятель, Эдвард Войниловича и его супруга Олимпия были счастливыми родителями двоих детей. Но случилась трагедия — в двенадцать лет умер Симеон, а в канун своего девятнадцатилетия скончалась Елена.

«В связи с тяжелыми ударами судьбы, которые по воле Всевышнего обрушились на меня, я решил сделать пожертвование путем построения храма Святых Симеона и Елены. Для этой цели я выбрал Минск как город, которому я отдал большую часть своей общественной деятельности и который больше всех нуждался во втором костеле», — писал в своих воспоминаниях Войнилович.

Существует легенда, что Елена увидела во сне храм и, проснувшись, нарисовала его. Руководствуясь набросками девушки, архитекторы создали проект. Однако Эдвард, в своих воспоминаниях, приводит иную версию появления храма. При поиске проекта ему попала в руки открытка с видом костела Святой Альжбеты, который и стал прототипом Красного костела.

Костёл Святого Симеона и Святой Елены

Дворец Пусловских

Дворец в Коссово больше напоминает средневековый рыцарский замок, нежели резиденцию богатых магнатов. Но это грандиозное строение в неоготическом стиле возведено только в 30 годы XIX в. на средства крупного промышленника и мецената — графа Вандалина Пусловского.

Резиденция поражает размерами: длина его главного фасада 120 метров. Кроме того, она построена по астрономическому принципу: 12 зубчатых башен символизируют месяцы года, расположение оконных проемов спроектировано таким образом, чтобы солнечный свет заливал каждую из 132 комнат только на протяжении двух с половиной дней в году.

Удивительно, но дворце нет ни одной проходной комнаты. По легенде, в Черном зале играли в карты, в Белом принимали гостей, в Солнечном —наслаждались солнечным светом. В Парадном зале прямо под стеклянным полом среди водорослей плавали рыбки, да и полы во многих покоях были с подогревом. Поговаривают, что в замке жил лев, ночами его выпускали погулять по коридорам для охраны сна хозяев, а одна из лестниц издавала нежную мелодию, но только тогда, когда по ней поднималась дама. А самая невероятная легенда гласит о том, что между Коссовским дворцом и дворцом в Ружанах существует подземный ход «шириною в карету и тройку» и длиной 25 километров.

В силу различных исторических причин дворец пережил пожары, разрушения и десятилетия упадка, но благодаря реставраторам в XXI в. все же возродился.

Костел Святого Франтишка Ксаверия

Собор Святого Франциска Ксаверия

Собор Святого Франциска Ксаверия, известный также как Фарный костел, является визитной карточкой Гродно. Название «Фарный» происходит от слова парафиальный (parafia) — главный храм, который, как и полагается, находится на главной площади города.

Фарный костел можно назвать королевским подарком городу. В 1585 году король Стефан Баторий пожертвовал 10 тысяч злотых на строительство храма и коллегиума иезуитов. Имя архитектора собора неизвестно, а вот год и день освящения первого камня святыни — 21 июня 1678 года. Возведение костела завершилось только в 1705 году и, как свидетельствуют документальные источники, торжество было отмечено серьезным политическим событием — к нему приурочили свои визиты в Гродно император Петр I и король Август II.

Роскошный дизайн костела включает в себя архитектурную пластику, необычные статуи и роспись. Фарный костел выполнен в стиле барокко с двумя башнями-колокольнями, на одной из которых установлены действующие маятниковые часы-куранты начала XVI века. Аналогов этим часам в Европе нет. По мнению специалистов, часовому механизму более 300 лет.

Внутри храма 13 алтарей. Главный алтарь выполнен полностью из дерева и является одним из самых высоких (21 метр) и больших алтарей эпохи барокко в Европе. Стоит отметить, что в Фарном костеле Святые Мессы проводятся на белорусском, польском и русском языках.

Свято-Никольский Женский Монастырь Могилевской Епархии

Свято-Никольский женский монастырь

Летописи рассказывают о том, что первоначально на месте монастыря была деревянная церковь в честь Николая Чудотворца, которая сгорела при пожаре. Весной 1636 года на ее месте был заложен каменный собор. Возведение его велось почти 10 лет, а в XVIII веке здесь было открыто духовное училище и основана типография.

В 1930 году со всех церквей по указанию советских властей сняли колокола. В 1934 году монастырь и вовсе был закрыт, храмы разграблены, а Свято-Никольский собор превратили в пересыльную тюрьму. После Великой Отечественной войны тюрьму восстанавливать не стали, а расположили в соборе книжную базу.

Неудачной оказалась и реставрация монастыря в 1950-е годы. Работы, проводимые без участия представителей церкви, привели к еще большему его упадку.

Только в 1989 году началось возрождение Свято-Никольского монастыря с барочными храмами, звонницей, монастырским жилым домом и усыпальницей, росписями и четырехъярусным иконостасом, выполненным в технике сквозной резьбы.

В 2000 году в одном из помещений монастыря был обнаружен портрет императора-мученика Николая II. Тот портрет был освящен и сейчас как икона хранится в левом алтаре Никольского собора. К иконе прикреплена золотая монета. По преданию, ее подарил мальчику Семену Халимову сам пришедший в храм император, когда узнал, что у того отец погиб на войне.

Костел Святой Троицы

Костел Святой Троицы

Ошеломление и восторг — именно такие чувства испытываешь, когда понимаешь, что красота эта не в Кельне, Париже, Кракове, а в небольшой белорусской деревне Гервяты.

Понадобилось всего четыре года на строительство и уже в 1903 году костел распахнул свои двери для прихожан. Сложно судить о том, понимали или нет жители Гервят, что каждый день могут видеть лучшие элементы западноевропейской готики — мощные контрфорсы, ажурный шпиль, устремленные ввысь башенки на фасадах здания, классическую «розу» (круглое окно, украшенное витражами), — но более ста лет они бережно охраняли святыню. Костел ни разу не был разрушен или перестроен, так что эта архитектурная красота дошла до нас в первозданном виде. Великолепно сохранился выдержанный в едином с костелом стиле интерьер, а эстетическую завершенность ему придает окружающий храм дендропарк.

Парк у костела — это особая гордость прихожан. До 2005 года не было ни площади перед храмом, ни сада, ни скульптур, стояли лишь дуплистые липы, в кронах которых водились крикливые вороны: из-за них сварливых деревенских теток прозывали в округе «гервятскими воронами». А на месте колонны архангела Михаила стоял магазин. Но, не было бы счастья, да несчастье помогло. Магазин сгорел, липы спилили, и было решено расчистить место под площадь и открыть вид на костел. Автором проекта и руководителем создания парка стал местный священник — отец Леонид Нестюк.

Музей-усадьба Михаила Клеофаса Огинского

Музей-усадьба Михаила Клеофаса Огинского

В 1802 году для вступления в права наследования в Залесье приехал дипломат, участник восстания Костюшко, тайный советник Александра I Михаил Клеофас Огинский. Тот самый Огинский, который навсегда останется в памяти потомков как автор знаменитого полонеза № 13 ля минор.

Огинский прожил в Залесье два десятилетия. По его инициативе был перестроен старый дом, построены часовня, мельница, пивоварня, теплицы. В новый дом Огинский привез супругу, здесь родились его дети, здесь он писал музыку, принимал гостей. В доме Огинских обсуждали политические дела, читали литературные произведения, устраивали музыкальные праздники. Может, потому усадьба и получила от современников название «Северные Афины». А в 1822 году из этого дома Михаил Клеофас уехал в Италию. А полонез, символизирующий расставание во всех смыслах — и как отъезд из родной страны, и как прощание с захваченной, уничтоженной победителями родиной, — стал именно той музыкой, которая примирила победителей и побежденных.

В 1920 году в усадьбе открылся частный пансионат. Во время Великой Отечественной войны здание использовалось как штаб германской армии, а после — как дом престарелых. Еще позже усадьба была отреставрирована по рисункам художника Наполеона Орды и воспоминаниям современников. Смогли воссоздать интерьеры, максимально приближенные к тем, в которых жил Огинский. Рядом с домом, как и прежде, находится пруд, восстановлена оранжерея.

Дворец Румянцевых и Паскевичей

Дворец Румянцевых и Паскевичей

Владели дворцом два старинных дворянских рода — Румянцевы и Паскевичи, но за 140 лет существования этого особняка в нем никогда не рождались дети. Местные легенды утверждают: гомельский дворец, несмотря на свое великолепие, окутывал своих хозяев черной аурой вымирания.

Екатерина ІІ подарила Гомель знаменитому полководцу — Петру Румянцеву-Задунайскому. Именно он вступил во владение Гомелем в 1777 году и организовал постройку дворца в классическом римском стиле.

После смерти Румянцева поместье перешло к его бездетному сыну Николаю. А с его смертью в 1838 году исчез дворянский род Румянцевых. Следующий владелец Гомеля — князь Иван Федорович Паскевич-Эриванский. К моменту покупки дворца у Паскевича уже был сын, однако продолжение рода не произошло, и фамилия Паскевичей-Эриванских умерла вместе с ее последним обладателем в 1903 году.

Как бы ни складывалась личная жизнь Румянцевых и Паскевичей, все они прилагали немало усилий к обустройству дворца. При Румянцеве дворец отремонтировали, появились новые корпуса. Паскевичи построили четырехъярусную башню, в которой расположилась княжеская коллекция живописи, посуды, наград.

В настоящее время дворцово-парковый комплекс включает в себя дворец, часовню-усыпальницу князей Паскевичей, «Зимний сад» и смотровую башню. А старый парк над Сожем – не только памятник культуры и садово-паркового искусства, но и любимое место отдыха горожан.

Усадебно-парковый комплекс «Лошица»

Усадебно-парковый комплекс «Лошица»

Лошицкий парк — излюбленное место для романтических прогулок жителей Минска. Название свое это место получило от речушки Лоша, а судьба усадьбы, расположенной в парке, напоминает скорее сценарий остросюжетного фильма, чем романтическую историю, хотя и без нее не обошлось.

Имение Лошица неоднократно меняло владельцев и внешний облик, пока его хозяином не стал Евстафий Любанский. Существует легенда, согласно которой причиной перестройки дома и перепланировки парка стала влюбленность 37-летнего хозяина в 20-летнюю Ядвигу Кеневич. Пан Любанский сделал предложение Ядвиге, она же поставила ему условие: на брак согласится только тогда, когда усадьба станет лучшей в Минской губернии, а вокруг дома будет парк невиданной красы. Евстафий, окрыленный романтическими чувствами, затеял перестройку дома, оформил комнаты в различных стилях.

Вокруг дома был разбит парк по французскому образцу, саженцы для него специально заказывали из разных стран. После свадьбы усадьба стала центром культурной жизни Минска.

Свято-Борисо-Глебская Коложская церковь

Свято-Борисо-Глебская Коложская церковь

Вот уже почти девять веков смотрит на город с берега Немана уникальный храм, ровесник крестовых походов. И хотя в Гродно его называют Коложа, у церкви есть «настоящее имя», полученное при освящении в ХІІ веке, — Свято-Борисо-Глебская.

Согласно летописям, название связано с походом князя Витовта в 1406 году на Псков. Разгромив предместье Пскова Коложу, Витовт пригнал в Гродно 11 тысяч пленных. Этих людей он поселил рядом с церковью, которую со временем стали называть Коложской. Другая версия связывает название церкви со словом «коложань», которое означает «место, где бьют родники».

Церковь состоит из двух частей: каменной и деревянной. Каменная часть сохранилась с ХІІ века. Кирпичная кладка выполнена из плоского кирпича — плинфы, а вся поверхность декорирована вставками из полированных и необработанных плоских валунов. Кирпич сохранившейся с момента постройки стены особенный, на нем имеются древние «буквенные» знаки, которые часто называют «коложскими рунами», а совсем недавно на плинфе еще были обнаружены и отпечатки пальцев рук строивших храм мастеров.

Своей деревянной частью храм «обязан» оползням, в XIX веке южная и половина западной стены обрушились в реку. Но храм в Гродно не исчез, правда, при реконструкции разрушенную часть достроили из дерева, так было дешевле и меньше шансов на повторное обрушение.

Музей-усадьба Ильи Репина «Здравнево»

Музей-усадьба Ильи Репина «Здравнево»

Имение Здравнево знаменито тем, что именно здесь восемь летних сезонов провел Илья Репин и написал более 40 холстов.

Откуда Илья Ефимович узнал о существовании имения и почему выбрал именно его, исследователям жизни художника неизвестно. Но факт остается фактом. Репин купил имение Здравнево на гонорар, полученный от императора Александра III за картину «Запорожские казаки пишут письмо турецкому султану».

Много сил отдает Репин благоустройству Здравнево: разбивается липовая аллея, укрепляется берег Двины, возводятся хозяйственные постройки, по рисункам художника перестраивается главный усадебный дом.

Часто Репина можно было увидеть в окрестностях Здравнево и соседних деревень. Результатом этих прогулок стали рисунки и этюды к картинам. Среди картин художника, изображающих белорусских крестьян, самая известная — портрет Сидора Шаврова («Белорус», 1892).

В 1899 году художник приобретает новую усадьбу, а владения под Витебском оставляет своей первой супруге Вере Алексеевне и детям. Сам же Репин после 1899 года Здравнево более не посещал.

В 1930-е годы новые власти разобрали дом в Здравнево «на дрова». Только к 1988 году усадьбу восстановили. К сожалению, оригинальных предметов в ней сохранилось мало, но сотрудникам музея удалось воссоздать неповторимый «дух» дома. А столетние сосна и липы, посаженные Репиным, как стражи встречают каждого, кто приезжает в Здравнево.

Лидский замок

Лидский замок

В самом центре Гродненской области Беларуси расположен город мимо, которого путешественнику проехать сложно. Во-первых, у города весьма необычное имя – Лида. Во-вторых, в нём находится уникальный замок XIV-XV веков.

Замок по повелению великого князя литовского Гедимина начали строить в 1323 году. Крепость должна была стать надёжной защитой от рыцарей Ливонского ордена, а потому стены, достигавшие 12 метровой высоты, были выложены из каменных валунов, что делало их особо прочными.

Замок не только поражает своими масштабами, но и является рекордсмен по количеству легенд. Одна из них рассказывает, что когда-то в Лиду пришли девять монахов-францисканцев проповедовать христианство. Но местные жители, будучи язычниками, убили незваных миссионеров, а тела сбросили в ров у замка. На этом месте выросли стройные сосны. Однажды местный житель попытался срубить ветку и вдруг из неё начала сочиться не смола, а кровь. И с той поры уже ни один человек не осмеливался поднять руку на эти деревья.

Лидский замок помнит и рыцарей-крестоносцев, и беглого хана Золотой Орды Тохтамыша, и то, как шведы в 1702 году взорвали обе его башни. Помнит, как уже в ХХ веке «благодарные потомки» пытались разобрать национальное достояние на стройматериалы. Но несмотря на многочисленные осады, разрушения и «провалы в национальной памяти», замок в Лиде является одним из самых узнаваемых архитектурных объектов Беларуси.

Каменецкая башня

Каменецкая башня

Согласно Волынским летописям, в 1276 году идея возвести замок на берегу реки Лесной пришла в голову князю Владимиру Васильковичу, и снарядил он для постройки мужа по имени Алекса, «…который при отце его многие города построил». Князь и зодчий не мелочились: на строительство башни ушло полмиллиона кирпичей, в основании заложили мощный фундамент, на толщине стен не экономили, чем толще, тем лучше — 2,5 метра. А чтобы при таких объемах башня оставалась стройной, высоту определили в 30 метров. Единственный вход в башню сделали на высоте 13 метров, и чтобы попасть в нее снаружи, нужна была приставная лестница, проход, как и все окна, был очень узким, и если уж враги прорывались ко входу, то внутрь они пробирались только по одному. А внутри башни даже десятки воинов могли выдерживать осаду месяцами, и в случае необходимости на площади 312 квадратных метров разместился бы военный гарнизон до 300 человек.

О башне много ходит легенд, самая впечатляющая о том, что ее построили великаны на могиле своего предводителя, стоя на коленях в течение полутора лет.

Интересная история связана и с названием «Белая вежа». Столетиями именовалась башня Каменецкой вежей, и за свою 700-летнюю историю белой была всего 40 лет. В 1957 году реставраторы поменяли цвет башни и вместо терракотового она стала белой. В 1988 году башне вернули ее исконный темно-красный цвет, но именно как Белая вежа известна она далеко за пределами Беларуси.

Давайте начнем путешествие по Беларуси
Верно!
Почти угадали!